Арбитражный управляющий Капустин Анатолий Иннокентьевич
Каталог документов
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Категории раздела

Поиск

  Яндекс.Метрика

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2017, 11:36

Главная » Файлы » Аналитические материалы

Злоупотребления при упрощенной процедуре банкротства
17.02.2013, 11:10
Непринятие мер по выявлению кредиторов

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 225 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) к ликвидируемому должнику не применяются восстановительные процедуры (наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление). Соответствующие функции должны реализовываться на добанкротной стадии и предшествовать принятию решения по обращению в суд с заявлением о признании ликвидируемого юридического лица банкротом. Одной из таких функций является осуществление мер по выявлению кредиторов и установлению размера их требований еще на стадии ликвидации юридического лица. Однако недобросовестные участники хозяйственного оборота зачастую не делают этого, ограничиваясь выявлением «необходимого минимума» кредиторской задолженности. Таким «минимумом» является любая сумма задолженности при условии, что стоимость имущества должника – юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов (п. 1 ст. 224 Закона о банкротстве).
В частности, при рассмотрении одного из дел ФАС Волго-Вятского округа указал, что «для определения признаков банкротства юридического лица, находящегося в процедуре ликвидации, законодателем предусмотрены специальные требования, а именно – недостаточность имущества должника» (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.08.2012 по делу № А82-8320/2011). Вывод же о недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов делает суд исходя из обстоятельств конкретного дела.
В данном случае кредиторы могут защитить свои нарушенные права посредством подачи иска о признании незаконным бездействия ликвидатора либо о взыскании с него убытков.
Так, банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия ликвидатора, выразившегося в неуведомлении кредитора о ликвидации общества и невключении требований банка в перечень требований кредиторов. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования были удовлетворены.
Оставляя судебные акты нижестоящих инстанций без изменения, ФАС Северо-Кавказского округа указал, что, «удовлетворяя заявленные требования, суды обоснованно исходили из того, что для исполнения обязанности по опубликованию сведений о ликвидации организации недостаточно одного лишь факта размещения информации в журнале "Вестник государственной регистрации”». При этом, как отметила кассационная инстанция, сам по себе факт публикации сведений о предстоящей ликвидации юридического лица не освобождает ликвидатора от предусмотренной ст. 63 ГК РФ обязанности по выявлению и письменному уведомлению кредиторов.

Поскольку в рассматриваемом деле должник изменил наименование и адрес, соблюдение требований названной статьи в отношении персонального письменного уведомления кредиторов о ликвидации юридического лица имело существенное значение.

Кроме того, по мнению суда, интерес истца мотивирован тем, что удовлетворение требований может являться основанием для предъявления иска о взыскании убытков (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.08.2011 по делу № А53-20017/2010. Определением ВАС РФ от 24.02.2012 № ВАС-16987/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).
При рассмотрении другого дела в отношении того же общества ФАС Северо-Кавказского округа указал, что «нарушение ликвидатором порядка письменного уведомления кредитора о ликвидации юридического лица при доказанности может являться основанием для предъявления иска о взыскании убытков, но не выступает основанием для включения требований кредиторов в реестр после его закрытия» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.03.2011 по делу № А15-2727/2009. Определением ВАС РФ от 04.05.2011 № ВАС-5324/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).
 
Несоблюдение правил ликвидации

Важно обратить внимание на новые тенденции развития судебной практики по вопросу о критериях определения недостаточности стоимости имущества должника – юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, для удовлетворения требований кредиторов.
Ранее традиционно суды соглашались с выводами ликвидатора о недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов и в случае, когда тот подавал заявление о признании ликвидируемого должника банкротом в обход правил о порядке ликвидации (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21.12.2005 № Ф04-9157/2005(18101-А75-21), ФАС Северо-Кавказского округа от 25.01.2007 № Ф08-6790/2006 по делу № А63-15833/2006-С5, ФАС Волго-Вятского округа от 09.03.2010 по делу № А43-27799/2009, от 09.03.2010 по делу № А43-28276/2009, от 16.03.2010 по делу № А43-35916/2009).
В настоящее время в судебно-арбитражной практике все чаще встречается иная позиция, согласно которой для целей определения недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица во внимание следует принимать лишь требования кредиторов, заявленные согласно правилам о порядке ликвидации, закрепленным в ст. 63 ГК РФ, т. е. требования, поступившие в адрес ликвидационной комиссии после опубликования сообщения о начале процедуры ликвидации в пределах установленного срока, который не может быть менее двух месяцев с момента такой публикации.

Придерживаясь данной точки зрения, ФАС Поволжского округа отметил, что наличие имущества должника в целях оценки его достаточности либо недостаточности для удовлетворения требований кредиторов определяется на основе:
-данных бухгалтерского учета;
-данных ликвидационной комиссии (ликвидатора);
-отчета независимого оценщика.

В свою очередь, размер требований кредиторов при разрешении вопроса о банкротстве ликвидируемого должника, как указал суд, определяется на основании:
-заявлений кредиторов, поданных в срок, предусмотренный ст. 63 ГК РФ;
-промежуточного ликвидационного баланса.

Для названных целей оцениваются требования кредиторов, включенных в реестр кредиторской задолженности (заявления, поданные в срок).
Обязанность ликвидатора по обращению в арбит­ражный суд с заявлением о признании ликвидируемого должника банкротом, по мнению ФАС Поволжского округа, возникает «при обнаружении недостаточности имущества должника для удовлетворения заявленных кредиторами требований, а не при сопоставлении сведений о балансовой стоимости имущества должника и размера кредиторской задолженности» (Постановление ФАС Поволжского округа от 08.06.2011 по делу № А12-21106/2010. Определением ВАС РФ от 21.10.2011 № ВАС-11977/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Рассматривая аналогичное дело, ФАС Московского округа указал, что по смыслу и содержанию ст. 224, 225 Закона о банкротстве для признания ликвидируемого должника несостоятельным (банк­ротом) необходимо наличие предусмотренных названным Законом двух оснований, а именно:
недостаточность стоимости имущества юридического лица для удовлетворения требований кредиторов; наличие решения о ликвидации юридического лица.

В данном случае вывод нижестоящих судов о недостаточности стоимости имущества юридического лица для удовлетворения требований кредиторов был сделан лишь на основании заявления ликвидатора без исследования иных доказательств, в т. ч. документов бухгалтерской и налоговой отчетности должника.
ФАС Московского округа также указал, что в силу ст. 61 ГК РФ ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, сообщение о его ликвидации, о порядке и сроке заявления требований кредиторами. После окончания срока, отведенного для предъявления требований кредиторами, ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс. Однако нижестоящие суды, признавая должника банкротом по упрощенной процедуре банкротства, не установили, выполнялись ли ликвидатором требования ст. 61 ГК РФ (Постановление ФАС Московского округа от 05.10.2012 по делу № А40-88321/11-36-417Б).

Схожую позицию ФАС Московского округа занял и при рассмотрении других подобных дел (постановления ФАС Московского округа от 25.06.2009 № КГ-А40/4458-09 по делу № А40-46389/08-71-132«Б», от 19.07.2010 № КГ-А41/7160-10 по делу № А41-37031/09, от 12.05.2011 № КГ-А40/3819-11 по делу № А40-94431/10-123-106Б).
 
Необоснованное отклонение требований

В некоторых случаях ликвидатор (ликвидационная комиссия) не признает предъявленных кредиторами требований и не включает их в промежуточный и ликвидационный балансы. При необоснованном отклонении требований кредиторам необходимо обращаться в суд с иском о взыскании задолженности за счет оставшегося имущества или о включении требований в промежуточный баланс. Успешность применения последнего способа неочевидна ввиду небольшого объема положительной судебной практики (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.03.2009 № А33-5181/08-Ф02-981/09 по делу № А33-5181/08).

В случае если требования кредиторов к должнику были необоснованно отклонены ликвидатором и кредиторы до момента государственной регистрации ликвидации юридического лица не обращались в суд с одним из указанных исков, их требования к должнику считаются погашенными согласно правилам п. 6 ст. 64 ГК РФ.
 
Регистрация ликвидации общества с задолженностью

Встречаются случаи, когда ликвидатор, несмотря на наличие предъявленных кредиторами требований, не отражает их в промежуточном (а затем и в ликвидационном) балансе. После этого без перехода к процедуре банкротства ликвидируемого должника ликвидатор подает в налоговый орган заявление о государственной регистрации ликвидации (с приложением необходимых документов, содержащих недостоверные сведения о финансовом положении ликвидируемого юридического лица).

В такой ситуации кредиторы могут защитить свои нарушенные права посредством подачи в суд иска с требованиями о:
-признании недействительной записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации ликвидации юридического лица;
-признании незаконными действий ликвидатора (ликвидационной комиссии), выразившихся в невыполнении обязанности по обращению в суд с заявлением о признании ликвидируемого юридического лица несостоятельным (банкротом);
-взыскании с ликвидатора (ликвидационной комиссии) убытков.
 
Показательным примером является дело по иску ЗАО «ФИА-БАНК» (далее – Банк), которое в настоящее время находится на рассмотрении в Президиуме ВАС РФ (Определение ВАС РФ от 26.10.2012 № ВАС-11925/12 по делу № А55-15285/2011 о передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Передавая дело на рассмотрение в Президиум ВАС РФ, коллегия судей высшей судебной инстанции указала, что добровольное прекращение деятельности одного лица – организации в порядке ликвидации по решению учредителей (участников) не должно преследовать своей целью причинение вреда другому лицу, а процедура ликвидации юридического лица предполагает добросовестные действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов, предоставление последним возможности заявить свои требования, а также составление ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами.
В то же время при ликвидации общества ликвидатор не принял во внимание задолженность перед Банком, о которой было заявлено как в претензии, так и в период ликвидации должника путем предъявления иска. Ликвидационный баланс общества был составлен без учета этих данных, т. е. без отражения действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица, в результате чего налоговый орган осуществил государственную регистрацию прекращения его деятельности при отсутствии достоверных сведений.
Как отметила коллегия судей ВАС РФ, поскольку достоверность сведений о порядке ликвидации является обязательным условием, без соблюдения которого осуществление ее государственной регистрации невозможно, то обществом и регистрирующим органом были нарушены нормы ст. 61–64 ГК РФ и ст. 21, 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а у судов не имелось оснований для отказа в удовлетворении требований Банка, чьи права как кредитора были нарушены.
 
Сокращение сроков закрытия реестра требований

Ликвидация должника в порядке упрощенной процедуры банкротства позволяет избежать применения общих сроков включения требований кредиторов в соответствующий реестр.
Согласно правилам о порядке расчетов с кредиторами в ходе конкурсного производства, закрепленным в ст. 142 Закона о банкротстве, общий срок закрытия реестра требований кредиторов составляет два месяца с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. При этом кредиторы имеют возможность предъявить свои требования еще и в ходе как минимум процедуры наблюдения, которая должна быть завершена в срок, не превышающий семи месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд (ст. 51, п. 3 ст. 62, п. 7 ст. 71 Закона о банкротстве).

Правила о процедуре банкротства ликвидируемого должника предусматривают сокращенный срок закрытия реестра требований кредиторов, который составляет один месяц.

Указанные правила используются недобросовестными участниками хозяйственного оборота в целях лишения кредиторов законного времени для предъявления требований к должнику. Предъявление же требований после истечения срока закрытия реестра требований кредиторов влечет их удовлетворение за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в данный реестр (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве). На практике это часто означает погашение требований, т. к. имущества не хватает даже на удовлетворение требований реестровых кредиторов.
Следует обратить особое внимание на то, что срок, отведенный для предъявления требований кредиторов в процедуре банкротства ликвидируемого должника, является пресекательным и не подлежит восстановлению (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26.07.2005 № 93 «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве»).
Недобросовестные участники хозяйственного оборота нередко вводят кредиторов в заблуждение относительно продолжительности срока, отведенного для предъявления требований к должнику. В таких случаях наилучшим способом защиты является постоянный мониторинг публикации сообщений о начавшейся процедуре ликвидации юридического лица и об открытии в отношении него конкурсного производства. Кроме того, целесообразно подать иск о признании незаконными действий ликвидатора и взыскании с него убытков (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 22.08.2005 № Ф04-5241/2005(13954-А27-21), ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2007 по делу № А66-4008/2006, ФАС Поволжского округа от 24.04.2009 по делу № А12-8063/2008, от 24.09.2009 по делу № А65-20940/2008, ФАС Уральского округа от 15.04.2011 № Ф09-805/11-С4 по делу № А76-5117/2010-32-40/68-24, ФАС Дальневосточного округа от 09.09.2011 № Ф03-3658/2011 по делу № А51-13569/2010).
 
Схемы, используемые для обмана кредиторов относительно сроков предъявления требований Вы найдете в печатной версии журнала "Корпоративный юрист" № 2 2013
 
Перепечатано
http://www.clj.ru/journal/244/4053/
Категория: Аналитические материалы | Добавил: burmash
Просмотров: 1560 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright A.Kapustin © 2017