Арбитражный управляющий Капустин Анатолий Иннокентьевич
Каталог документов
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Категории раздела

Поиск

  Яндекс.Метрика

Приветствую Вас, Гость · RSS 02.04.2020, 11:33

Главная » Файлы » Аналитические материалы

Оценка некоторых положений нового закона о банкротстве
18.01.2010, 21:41
Кредитор кредитору рознь

Законодательство о банкротстве в целом предназначено минимизировать потери государства и отдельных участников, действующих в сфере рыночных отношений, путем правового регулирования порядка реабилитации должника либо порядка признания должника несостоятельным и исключения его из действующих субъектов гражданского (хозяйственного) оборота.

Новый (третий) закон о банкротстве, вступивший в силу с 3 декабря 2002 года, непомерно усложняет процедуру принятия решений, делает ее дорогой и недоступной широкому кругу средних и малых предприятий и организаций, чьи имущественные интересы чаще всего существенно нарушаются неплатежеспособными либо, как показывает практика, вполне обеспеченными должниками, злоупотребляющими своим доминирующим положением на рынке товаров и услуг, что в конце концов блокирует участие предприятий среднего и малого бизнеса во всех четырех процедурах банкротства.

На первый взгляд, детальная разработка общих положений, демократическое решение процедурных вопросов может переполнить негативными чувствами несведущего обывателя. Но оставим эмоции. Ранее невиданный (беспрецедентный) уклон в сторону демократических процедур и защиты прав лиц, интересы которых нарушены, предполагает некую обеспеченность финансированием. Как показывает анализ закона, низкий имущественный ценз не позволит малым и средним предприятиям воспользоваться возможностями демократического решения своих проблем. Это обстоятельство позволяет предположить: закон имеет определенную направленность в интересах крупного капитала. Именно об этом свидетельствует система взаимосвязанных норм по порядку регулирования и проведения всего процесса банкротства. В законе присутствуют чрезмерно громоздкие процедуры с великим множеством регламентации и ограничений в достижении различных промежуточных и конечных целей, начиная с обращения в суд с заявлением о банкротстве и заканчивая решением текущих вопросов.

Права участника дела о банкротстве расписаны настолько детально, что любое нарушение регламента приводит к параллельным судебным процессам (решения по которым, в свою очередь, неизбежно обжалуются в апелляционные и кассационные инстанции судов, что, кстати, является новацией закона), позволяющим уклониться от основного процесса либо привести его к парализации.

Обращение с жалобами в суд - это будет то поле деятельности, на котором придется осуществлять правосудие каждый день, и очень долго, пока будет действовать закон. О судьбе должника придется забыть. В качестве иллюстрации можно назвать характерные, но не единственные предметы судебных жалоб, например из первой главы.

- Признание недействительным решения собрания кредиторов, если оно нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве (пункт 4 ст. 15 Закона). Надо сказать, что само количество лиц, имеющих права на обжалование, в новом законе многократно увеличилось. И к ним по сравнению со старым (1998 года) законом добавились, с одной стороны, органы управления должника, в том числе руководитель, с другой - собственники (в том числе представители учредителей) и т. д.

- Разногласия, возникшие между конкурсным кредитором, уполномоченными органами и арбитражным управляющим; разногласия между комитетом кредиторов арбитражным управляющим, жалобы на неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражным управляющим и т. д.

Это неполное перечисление ограничивается лишь началом текста Федерального закона. Всего же у каждого участника имеется более двух десятков поводов для защиты своих интересов. А права, как известно, защищаются в суде. Готов ли суд обеспечить защиту?

Защита прав всех участников дела о банкротстве, равно как и лиц, участвующих в процессе по делу о банкротстве, привлекательный принцип, который на практике обернется инструментом проведения политики доминирующих кредиторов. Суд с потоком жалоб и других обращений все - таки справится (смелое предположение, ведь у него свои цели и сроки рассмотрения дел. Кстати, наш арбитражный суд не предназначен осуществлять особое производство по делам о банкротстве), а вот деятельность арбитражного управляющего, судя по всему, будет тормозиться.

Полагаю, приостановятся процессы оздоровления предприятий либо цивилизованного удаления его из числа действующих в соответствии с прописанными нормами.

Закон не исключает таких парадоксов: предприятие восстанавливает свою платежеспособность, а производство по жалобам благополучно будет перекачиваться из одной инстанции в другую, поскольку защита прав участников процесса приобрела значение главного по отношению к финансовому состоянию должника. Смещение приоритетов поставленных целей не позволит принять решение по существу, пока не будут разрешены все спорные, в том числе и надуманные, разногласия.

Следует сказать, что новый закон о банкротстве (в отличие от двух предыдущих), позволяя кредитору стать участником дела о банкротстве, делает его заложником чрезмерно регламентируемых процедур.

За четкой прописью норм - признак высокопрофессиональной, цивилизованной разработки - просматривается огромная масса кредиторов, которые не способны не только финансировать свое участие в процессе, но и детально отслеживать правила игры. В результате чего они будут вначале проигрывать, а затем и терять.

Если кредитор, к примеру, не относится к гигантам черной металлургии или естественным монополистам, он вынужден взвалить на себя непомерную ношу. Защищая свои права, он вынужден сосредоточиться только на банкротстве, забросив все другие дела. В силу малочисленности персонала, отсутствия специалистов, способных совмещать постоянные функциональные обязанности с нетрадиционной деятельностью, руководитель будет вынужден сам участвовать в длительных процессах, которые прописаны более чем в двухстах статьях закона. Следует только вчитаться в огромную 39-ю и дополняющую ее 40 - ю статьи Федерального закона.

Перечень мероприятий, необходимых для реализации права на подачу в суд заявления о банкротстве, может отбить всякую охоту это делать. Ведь до обращения в суд о банкротстве должника кредитор обязан выиграть у этого же должника другой процесс в этом же или в другом суде, а зачастую в другом городе или регионе. Затем получить решение о взыскании долга, направить вступившее в силу решение вместе с исполнительным листом судебному приставу. Затем кредитор должен ждать.

Пристав, действуя в соответствии с Федеральным законом "Об исполнительном производстве", принимает все допустимые законом меры по отысканию имущества или доходов в установленные сроки, составляет акт о невозможности взыскания по решению суда, выносит постановление о прекращении исполнительного производства, возвращает документы кредитору по его же заявлению - ст. 26 упомянутого Закона.

Вот тогда пожалуйста в суд. Статья 7 Федерального закона о банкротстве не дает права на обращение в суд кредитору, не имеющему судебного решения в свою пользу о взыскании долга в денежном выражении с приложением исполнительного листа.

Ранее действующее законодательство не содержало столь категоричного требования. Допускались и иные доказательства наличия долга. Например, признание требования должником, исполнительная надпись нотариуса.

Но заботы кредитора на этом не заканчиваются, а только начинаются. Деятельность кредитора по делу о банкротстве вынуждает его нести бремя дополнительных расходов без всякой надежды получить хотя бы часть долга. А если нет такой надежды, возникает вопрос: зачем обращаться в суд?

Большинство средних и малых предприятий неспособно полноценно участвовать в процедурах банкротства в качестве кредитора - заявителя. В случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, связанных с проведением процедур банкротства, заявитель обязан, как предписывает пункт 3 ст. 59 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", погасить указанные расходы в части непогашенной за счет имущества должника. Совершенно бесперспективно необеспеченному кредитору обращаться в суд с заявлением о банкротстве отсутствующего должника.

Не по плечу кредитору и простое участие в делах о банкротстве, то есть не выступая в качестве кредитора - заявителя. В связи с чем, можно предположить, что новый закон о банкротстве имеет дискриминационный уклон в сторону крупного бизнеса.
 
Добросовестный представитель среднего и малого бизнеса, изначально являясь антагонистом по отношению ко всем другим представителям кредиторов, всю свою деятельность будет сопровождать жалобами на ущемление его прав и интересов, либо он обречен вступать в соглашение (сговор) с сильным кредитором о продаже своих требований по сходной цене. Естественно, найдутся представители крупного бизнеса, которые эти требования купят с целью концентрации требований в одних руках и доминирования на собраниях кредиторов для последующего принятия выгодных для себя решений.

Недостатком этого закона, так же как и двух предыдущих, является крайне низкая его эффективность. Если под эффективностью понимать скорейшее восстановление платежеспособности либо удаление из сферы имущественных отношений с максимальной раздачей долгов. Реабилитация должников - весьма редкое явление. Как участие, так и неучастие в процедурах банкротства не позволяют надеяться на получение долга, а лишь являются способом завладения новой собственностью для обеспеченных кредиторов. Вот эта цель будет достигаться эффективно, если иметь в виду отсутствие цивилизованного рынка недвижимости, забвение арбитражными управляющими такой формы продажи имущества, как открытые торги и аукционы.

Новый закон о банкротстве позволяет любому мощному кредитору "прибирать" имущество интересующего должника, сколько - нибудь привлекательного на рынке недвижимости. Представляется, что для предприятий малого и среднего бизнеса участие в деле о банкротстве экономически невыгодно. Их обращение в суд будет минимальным. Государство к этой тенденции относится нейтрально, если не одобрительно.

Безусловно, создаются условия более дешевого способа удаления неплатежеспособного предприятия из сферы рыночных отношений по правилам добровольной ликвидации - ст. ст. 61 - 64 ГК РФ. Ни один кредитор - представитель среднего или малого бизнеса, представляя себе полную бесперспективность получить хотя бы часть долга, не будет делать попыток заявить требование должнику при его ликвидации. А при отсутствии заявленных требований - в условиях выполнения всех правил извещения кредиторов, в том числе и в средствах массовой информации, нет и обязанности их удовлетворять. Отпадает необходимость ликвидируемому должнику обращаться в суд с заявлением о собственном банкротстве в порядке, предусмотренном новым законом, даже при недостаточности имущества.

Можно сказать, что нормы нового закона о банкротстве позволяют максимально исключить из процесса распределения конкурсной массы должника все предприятия малого и среднего бизнеса, сколь бы ни были амбициозны их представители.

Таким образом, участие в деле о банкротстве по новому закону является привилегией крупного капитала внутри страны, транснациональных компаний и промышленных групп, государства в лице его уполномоченных органов исполнительной власти. Не вызывает сомнений, что носители этих привилегий будут выступать лишь в качестве кредиторов, а затем и потенциальных покупателей. Государство пытается сосредоточить свое внимание именно на стратегических направлениях экономического возрождения производительных сил. Банкротство исполинов либо их противоборство принесет только потери. Закон формирует единую мощную силу, которая призвана поглотить массу неудачников, неугодных смежников, поставщиков, что в целом приведет к концентрации капитала, более рациональному размещению и использованию производительных сил, повышению управляемости производства. Является ли это общим замыслом законодателя? Судя по всему, да! Только как это будет соотноситься с антимонопольным законодательством?..

Анализ юридических норм хорошо иллюстрирует это утверждение. Система взаимосвязанных и вытекающих одно из другого положений подталкивает обеспеченных кредиторов искусственно "банкротить", а затем и покупать мелких смежников и партнеров.

Закон, как система правил поведения в сфере банкротства, не может существовать без финансирования. Его содержание, несмотря на его громоздкость, для государства обойдется дешево, поскольку он построен на простом принципе: спасение утопающих - в руках самих утопающих. Финансирование полностью осуществляется за счет предприятий - должников.

Кому нужны отсутствующие должники?
 
Что касается банкротств отсутствующих должников, то эта проблема вряд ли коснется судов. Отсутствующий должник - это брошенное руководителем предприятие по причине полного краха в хозяйственной деятельности. Удаление таких предприятий из Государственного реестра юридических лиц - задача государственной важности. Кому нужны "мертвые души" в рыночной экономике? Наличие их только создает условия для различного рода махинаций, использования в криминальных целях, искажает реальную картину экономической деятельности лиц, участвующих в хозяйственном обороте. Расчет на то, что банкротство отсутствующих должников будет осуществляться за счет саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, мало оправдан. В самом законе - ст. 21 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" - сказано, что статус организации - "некоммерческая"; норма говорит сама за себя, следовательно, извлекать прибыль от своей деятельности входит в противоречие с ее статусом. Организация располагает лишь компенсационным фондом, который формируется за счет взносов членов в размере не менее 50 тысяч рублей да, очевидно, сборами, которые будут обеспечивать ее жизнедеятельность. Заниматься благотворительностью, блюсти государственный интерес - не является ее функциональной обязанностью.

Заявление о банкротстве отсутствующего должника может быть подано только конкурсным кредитором и уполномоченным органом и никем другим. Они же обязаны взять на себя финансирование процедур банкротства (ст. 59, ст. 227 ФЗ "О несостоятельности ...)" А все ради того, чтобы исключить прекратившего деятельность должника с разбежавшейся командой неудачников из государственного реестра? Не будет этого. И предприниматель, и государство, следует надеяться, умеют считать деньги. Выход один - упрощенный административный порядок исключения отсутствующего должника из Государственного реестра юридических лиц.

В целом новый закон благоприятен для крупных должников и крупных кредиторов. Так же как и закон 1998 года, новый закон о банкротстве не входит в рамки классических систем несостоятельности (продолжниковская, прокредиторская).

Количество новых дел в судах постепенно будет сокращаться. А вот улучшатся ли экономические условия в стране для развития бизнеса - покажет время.




Автор: Александр Ашарат

Источник: "Люди Дела"
Категория: Аналитические материалы | Добавил: burmash
Просмотров: 2399 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright A.Kapustin © 2020